Воспоминание о Богданове

Понедельник.

22 августа 2016 года.

      Наша дружба с Геннадием Георгиевичем Богдановым была преимущественно по писательской деятельности, по обсуждению и изданию новых книг. Мы с первого раза почувствовали с ним духовное родство, родство душ. В дальнейшем все наши разговоры были откровенные и взаимно интересные.
       Десять лет мы дружили и  общались с ним.
     Встречал он всех приветливо. Настроение его было всегда ровное, потому, что он жил с уверенностью в том, что демонстрировать своё горе, слабость или смятение души – недостойно и неприлично. Воспитанный человек, во-первых, не обременяет окружающих своими личными неприятностями и переживаниями, а во-вторых, умеет защитить свой внутренний мир от  непрошённых для него свидетелей.
     Обычно говорят, что в детстве было утверждено, к тому иногда молодость становится равнодушна, и чего в детстве бывало совестно, того перестают совеститься, когда выходят из детства.
       Он всегда старался иметь перед высшими силами и людьми чистую совесть. Он пытался понять смысл жизни и во всём находить зерно истины.
      У Геннадия Георгиевича Богданова–внешняя сдержанность и самообладание, естественно увязывались с обострённым чувством собственного достоинства. Богом дан  – действительное соответствие его фамилии и личности.
      Он не боялся мне открывать душу, советоваться в житейских делах. Мы часто с ним составляли гороскопы и разговаривали. Мы очень много тем затрагивали за одну нашу встречу, о многом успевали переговорить.
     Огромное удовольствие было посещать Геннадия Георгиевича в его кабинете. Хорошо, когда никто не мешал, не входил, а это было крайне редко. Мы, с упоением что-нибудь обсуждали и философствовали.
      Он строил планы на будущее, делился ими со мной. Иногда просил посмотреть по звёздам – составить гороскоп. Гороскоп это целая наука и он интересовался ей. Он вообще был человеком разносторонних взглядов.
      Геннадий Георгиевич любил жизнь и не собирался умирать так скоро. Он не был приспособлен к долгим часам одиночества. Люди выходили, заходили к нему в кабинет бесконечно. Геннадий Георгиевич был интереснейшим собеседником – истинный интеллектуал, кладезь мудрости и философских размышлений.
      У меня всегда складывалось впечатление, что он родился не в то время и не в том месте.
      У него сформировались качества характера, далёкие от требований современной жизни. Он был сильный и вместе с тем трогательный. При всей сложности ситуации, он ни разу никого не оговорил и не осудил. А это большая редкость в наше время. При этом он хорошо понимал и знал каждого, с кем он был знаком. Метко подмечая ту или иную черту характера человека.
     Обаяние Геннадия Георгиевича во многом заключалось в том, что к каждому собеседнику он старался найти особый подход, учитывая его сословие, профессию, личные качества и интеллект.
      Безусловно, в нём было что-то уникальное и вместе с тем притягательное. Какая-то мощная внутренняя интуиция.
      Геннадий Георгиевич был неповторимой личностью. Его характер был непостижимым для обычного человека.
     Все служебные дела и малейшие подробности личной жизни – всё это он считал своей непреложной обязанностью и руководил всем этим, не допуская ни малейшего сбоя. Его жена – Валентина Николаевна была тоже не случайно рядом с таким не ординарным человеком. Другую женщину рядом с собой, – он бы не потерпел. Однажды он сказал мне: «Как хорошо, Мария, что у нас с тобой есть крепкий тыл, в лице наших половинок. Благодаря их великому терпению, мы имеем возможность с тобой творить».
      Валентина Николаевна действительно была преданная и верная половинка этого замечательного, и не простого, как кажется человека.
     Его  маленькая  «святая  земля»  посреди  огромных  просторов  России  «Богдановка»,  которая  так  ласково приняла когда-то Геннадия Георгиевича при рождении, навсегда останется той крепкой нитью, которая связывала его с нашей родной землей, с Забайкальем. Останется в его произведениях, в его работах. С какой любовью и восторгом он описал её в своих книгах.
      Пишу эти строки и вижу перед собой прищуренные в улыбке глаза человека, с которым мы могли часами говорить, смеяться, пить кофе.
      В тот роковой вечер мой звонок, скорее всего, был последним. Я набрала его из Санкт-Петербурга. Он был в сауне, там что-то сломалось. Они с женой приехали в загородный дом. Он разговаривал со мной на ходу, возвращаясь в кабинет на первом этаже. Интуиция у него была мощная. Я никогда не забуду, как он сказал мне на прощание: «Человеческая жизнь – это миг в огромной Вселенной». Его миг был яркой падающей звездой на небе.
      Я не удалила его номер из своего телефона. Не знаю почему. Мне кажется, что если я уберу его номер, то порвётся эта маленькая «серебряная нить», которая соединила наши души при первой встрече в 2007 году.
     У меня пока не поднимается рука это сделать. Иначе из моей жизни уйдёт что-то дорогое, а на этом месте в душе останется пустота. Не возвратная дорога к прошлому.

С уважением, Мария Афанасьевна Тимошенко.

Обратная связь и корреспонденция:

© 2016—2020 «Наша студия»