Как рождаются сказки

Кнопка.png

В Чите прошла презентация авторских эвенкийских сказок Нины Коледневой «Золотая нить». Сказки изданы на двух языках – русском и эвенкийском. Имеется аудио-приложение. Перевод на свой родной язык осуществили эвенки Хабаровского края.


Об авторе сборника сказок «Золотая нить»

Нина Коледнева – прозаик, член Союза писателей России. Родилась и выросла в эвенкийском селении Тунгокочен на севере Забайкалья. Профессионально занимается журналистикой и социальной антропологией. Более 30-ти лет посвятила изучению верований, традиций, обычаев, мифотворчества первых народов мира.

За эти годы исколесила, исходила пешком полмира. Сплавлялась по Витиму. Встречалась со звероловами и старыми оленщиками в эвенкийских селениях на севере Забайкалья, записывала их истории об охоте на диких зверей, о том, что случалось с ними на перекочёвках. Побывала на Аляске, гостила в резервациях индейцев племени Пуэбло и племени Навахо в Южной Америке. Посетила деревню китайских орочон на Малом Хингане… Всё это стало питательной почвой для её сказок.

Молодой дальневосточник 21 век

СМИ Информационное агенство


ЗОЛОТАЯ НИТЬ МУДРОСТИ ОЛЕННЫХ ЛЮДЕЙ


О сказках

Два года назад на конференции «Социальные взаимодействия, языки и ландшафты в Сибири и Китае» была поднята острая тема – умирание эвенкийской речи. Молодёжь родной язык почти не знает.  Уходят старики – уходит и родная речь.

Учёные-тунгусоведы и лидеры эвенкийского движения обсуждали, как придать второе дыхание языку. Одни из самых надежных и проверенных путей – народные сказки.

Екатерина Шмонина кинула клич об издании эвенкийских сказок. На её обращение я и откликнулась, — рассказала Нина Коледнева, автор сборника сказок «Золотая нить», который презентовали в трёх регионах (Хабаровском и Забайкальском краях, и Амурской области), где компактно проживают представители этого северного народа.

В книгу вошли 14 легенд о героях эвенкийских сказаний – женщине-радуге, охотнике Мэнгу и змее Кэси.

Нина Коледнева написала книгу на русском языке. Переводом же занимались эвенки из села Тугур и Екатерина Шмонина. Иллюстрации подготовили юные художники Забайкалья и Хабаровского края.

Эвенков без оленей не бывает, считали в старину. Эвенкам они нужны как глухарю крылья, говорили старые люди.

Чем больше становилось безоленных людей, тем меньше звучала родная речь, тем больше забывались традиции и обычаи. Стал растворяться народ: вроде уже и не эвенки, но еще и не русские.


Об оленях

Отец постоянно говорил Екатерине Шмониной, председателю родовой общины коренных малочисленных народов Севера «Нёут» (в переводе с эвенкийского языка — «Передовой олень»): «Не бросайте животных! Берегите их».

—  У нас оленье стадо передается из поколения в поколение. В нашем роду испокон веков были эти животные, — рассказала Екатерина, —  ещё с царских времен.

Она была старшая в семье, кочевала с отцом и с оленьим стадом по побережью Охотского моря.

—  Сегодня из всех жителей села Тугур стадо осталось только у нас.  А раньше мы собирались по пять-шесть семей и кочевали вдоль берега. Для нас, детей, это было как пионерский лагерь. Нам было весело. А в холода оленеводы расходились по зимним стоянкам. Сегодня многие эвенки безоленные. Я верю в то, что свои родовые стада сородичи будут восстанавливать.


О родине

—  У нас в Тугуре живут сильные духом люди, — считает Екатерина Шмонина. — Живем, стараемся выживать. Конечно, может быть, сегодня многие забыли свой язык, но мы восстанавливаем его. Многие из нас жили, воспитывались в эвенкийской среде, жили среди оленеводов. Наши деды и отцы говорили. Но они уходят. И наше поколение старается восстановить язык, восстановить традиции. Я нашла отклик среди земляков, и люди хотят обрести корни, вспомнить свой родной язык.

— Есть ли особенности речи эвенков, живущих в Хабаровском крае, от остальных?

— Особо не отличается.

Эвенки живут на огромной территории. Несмотря на все трудности, они стараются сохранить свою культуру и самобытность и в наши дни.  Так же почитают духов природы, чтят и возрождают былые традиции, которые помогали им выживать в нелёгких условиях. Сейчас на территории России проживает немногим больше 35 тысяч эвенков.

В основном их можно встретить в Иркутской и Амурской областях, Якутии, Красноярском и Хабаровском краях. Достаточно большое количество представителей этого народа живёт в Монголии и северном Китае.

— Я вошла в Совет эвенков России, созданный в Красноярске. Познакомилась и пообщалось на родном языке с сородичами из Забайкалья, Бурятии, с Таймыра. Мы говорим и понимаем друг друга вполне хорошо.

— А с теми, кто живет в Поднебесной?

— И в Китай мы ездили, общались с одной бабушкой (орочонкой). Она говорит на чистом эвенкийском языке.

Екатерина Шмонина проработала 32 года учителем начальных классов, вышла на пенсию. Человек она энергичный, без работы сидеть не смогла. У Екатерины много братьев и сестер, а отец — оленевод, решила создать свою общину.

— Не могу сидеть на месте. Столько проблем! Нужно их кому-то решать. Кому делать, как не мне? Я еще молодой пенсионер <…>. На этом я не собираюсь останавливаться. У нас очень много проблем, которые мы потихонечку стараемся решать.

— Какая самая больная проблема в Тугуре?

— Нет школы, здание старое. Кое-как приспособлено помещение. Благодаря усилиям педколлектива все держится. Стены все мажут, мажут. Новые требования приляпывают на старые стены. Школа не соответствует новым требованиям. Это боль наша. Нет и садика для маленьких детей.


О книге

…Идею издания эвенкийских сказок поддержали МТС в Хабаровском крае. Тем более что это второй проект, посвященной культуре коренного народа Сибири и Дальнего Востока, в рамках проекта «Культурный код».

Два года назад мы издали сборник рецептов эвенкийских блюд, и книга сказок стала логичным продолжением «эвенкийской истории». «Культурный код» МТС помогает сохранять уникальное историческое наследие, — рассказала Наталья Экшенгер, директор МТС в Хабаровском крае.

Весь тираж печатной книги «Золотая нить» передан сообществу эвенков, а также в музеи и библиотеки Хабаровского края, Забайкалья и Амурской области. Кстати, помимо печатной продукции, выпущена и аудиокнига. «Голосом» эвенкийской версии аудиокниги стала Екатерина Шмонина.

(Сокращенный вариант статьи, опубликованной 26.04. 2021 г. в информационном агенстве «Молодой дальневосточник 21 век»)

История села Тугур начинается с основания острога. В 1652 году Ерофей Хабаров послал партию из 20 казаков к устью Амура и далее морем исследовать Охотское побережье. На 11-й день плавания в открытом море, во время сильного шторма, судно разбилось о камни около берега. Все запасы еды, оружия и боеприпасов потонули, но казаки выжили. Следуя берегом, они запаслись провизией у эвенков и расположились на устье реки Тугур. Казаки построили зимовье. В 1653 году его переименовали в Тугурский острог. В строительстве острога принимали участие и местные жители, которые видели в казаках своих защитников от маньчжур. В 1657 году острог подвергся штурму маньчжурами, в ходе ожесточённых боев был взят и сожжён. В 1659 году острог был построен заново и больше нападению не подвергался.

Эвенки – один из восьми коренных народов, для которых Хабаровский край – историческая родина. Они проживают в Аяно-Майском, Тугуро-Чумиканском, Верхнебуреинском, Охотском районах и районе им. П. Осипенко. За многие годы кочевой народ освоил суровые горно-таежные места Хабаровского края, свидетельством этому является топонимика: Аланап («место перевала»), Амут («озеро»), Нелькан («место весенних встреч»), Аян («залив»). Происхождение этнонима «эвенк» возводят к древним оленеводам «увань», упоминавшихся в VII в. в китайских источниках как жители горно-таежных районов Забайкалья.

Вот что пишет она сама о своей малой родине: «Мое родное село Тунгокочен строилось в конце тридцатых годов прошлого века вокруг фактории, к которой тунгусы-охотники проложили свои тропы. А назван был этот перевалочный пункт от слова “тунгус”, так прежде эвенков именовали. “Тунгус кочует” – это по версии русских старожилов фактории. А вот эвенки не стали мириться с таким скучным толкованием. Обратили внимание, что селение окружают пять сопок. Слово “пять” по эвенкийски – тунго. А “коча” – изгиб русла реки. Тунго-коча, Тунгокочен, или сопки у изгиба реки.

Эвенки – народ поэтичный, с врожденным чувством слова и музыкальным слухом. Прежде, в седые времена, на состязаниях сказителей-нимнгаканов, у каждого была своя песня-импровизация, а сказители могли рассказывать свои мифы по трое суток подряд, и ни один не повторял другой… По преданиям, сказитель словом мог усмирить пургу, мешавшую слушателям расслышать его. Мне посчастливилось в детстве присутствовать на таких импровизированных спектаклях нимнгаканов.

Всё это ушло, уходит в прошлое. В северных эвенкийских районах Забайкалья оленеводство пришло в упадок, в Тунгокоченском районе не осталось ни домашних оленей, ни пастухов. Молодые люди-эвенки стремятся перебраться жить в города, тайга их больше не манит… В умирающих, заброшенных эвенкийских селениях больше не звучит эвенкийская речь.

Эвенкийские сказки, что я пишу, вернут беглецов на свою прародину, где в окружающей тайге правят невидимые человеческому глазу Духи, а медведь – не только хозяин лесных угодий, но и предок оленных людей, в прежнем – Небожитель. Где камень, дерево, растения – одушевленные, умеют чувствовать. А дикие звери способны научить человека многому.

Север, рано или поздно, постучит в душу, позовет, заставит вернуться. Я верю, хочу верить в это! А ориентир – золотая нить, что дарит нам сказка…».

просмотров